«Мерседес» перевернул Гран-при Баку заменой одной детали. Поставил Хэмилтону особое антикрыло и взлетел в топ-3 после провала в практиках

0
15

3 минуты назад Льюис Хэмилтон Мерседес Гран-при Азербайджана Валттери Боттас Формула-1 Авто

Боттасу новинка не досталась – и он 10-й.

«Мерседес» приехал на побережье Каспийского моря с необходимостью отыгрываться: после провала в Монако с настройками болида Хэмилтона и пит-стопом Боттаса семикратные чемпионы «Ф-1» отдали лидерство в обоих зачетах Ферстаппену и «Ред Булл». Но сходу нагнать Макса не удалось – более того, у серебристого болида вскрылось еще больше проблем со скоростью на прямых и сцеплением в поворотах.

Лучше всего страдания «Мерседеса» передают результаты практик: в первой тренировке Хэмилтон оказался лишь седьмым и проиграл 0,7 секунды лидеру, а во второй отстал уже на секунду и свалился на 11-е. Времена Боттаса вообще лучше не видеть – Валттери буквально погрузился на дно, словно желая дать пять Мазепину.

Не менее странными выглядели и жалобы Льюиса: №44 и раньше нередко отнекивался от титула фаворита, но теперь он вновь (во второй уик-энд подряд!) свалил вину за слабый темп на команду. Традиционно семикратный чемпион максимально политкорректен – и подобные отзывы рвутся из него только в случае реально серьезных неурядиц, вызывающих слишком сильные эмоции.

«Для меня день прошел хорошо: проехал все необходимые круги, не ошибался, – рассказал в конце дня Хэмилтон. – Просто мы оказались слишком медленными. Мне кажется, я неплохо пилотирую. Мы определенно довольно сильно отстаем, и предстоит поломать голову, изучая данные.

Я старался атаковать, гнать на пределе, но у машины ограничены возможности. На некоторых участках трассы я определенно должен быть быстрее, но машине просто не хватает сцепления».

«Главной проблемой является недостаток сцепления, – согласился и Боттас. – Причин у этой проблемы может быть множество. Сам баланс машины вполне неплохой. Да, возможно, машина ведет себя порой не слишком предсказуемо, но основная проблема – именно нехватка сцепления: машина периодически начинает скользить».

«Мерседес» нашел решение за ночь: сменил антикрыло. Но только на болиде Хэмилтона

Чемпионы приехали в Баку не с пустыми руками: еще в самом начале первой практики они испытали новое заднее антикрыло с большим уровнем прижимной силы и креплением на один легкий пилон. Его сразу же заметили на Sky Sports F1 – оказалось, степень гибкости детали вполне соответствует элементам болида «Ред Булл», за которые «Мерседес» грозил соперникам протестами и баном.


Наработки из практик перекочевали в квалификацию: Хэмилтон получил экстремальную версию нового антикрыла – с минимальной пластиной для снижения лобового сопротивления и повышения скорости на прямых (теоретически оно тоже должно гнуться). Боттасу же отдали более традиционную и устойчивую версию на двух пилонах и с большей пластиной – болид №77 теоретически должен был прибавить в поворотах, но сдать на прямых.

Вот только трасса в Баку – сборник ровных отрезков и 90-градусных поворотов (за исключением второго сектора): на одной только стартовой прямой можно отыграть хоть 0,6 секунды – а при попадании в слипстрим разница и вовсе бывает размером в секунду. Так что после третьего места в третьей практике Хэмилтон ворвался в топ и в квалификации: занял второе место, отстал от обладателя поула Шарля Леклера всего на 0,2 секунды и выиграл 0,1 секунды у Ферстаппена.

Спросите, где же Боттас? А он 10-й – проиграл даже обеим «Альфа Таури» и уступил почти 1,5 секунды. Конечно, его финальную попытку испортили красные флаги после аварий Цуноды и Сайнса, но в реальности практически все остальные конкуренты гнали с улучшениями – а Валттери не выглядел фаворитом весь уик-энд и проигрывал Льюису минимум полсекунды с каждого круга.

«Это самый большой вызов за долгое время, – резюмировал после клетчатого флага семикратный чемпион. – В каком-то смысле уик-энд получался катастрофичным, но мы сохраняли спокойствие, продолжали непростые обсуждения и подталкивали друг друга. Команда провела потрясающую работу ночью и между сессиями, я очень всеми горжусь

Старания «включить» шины – просто сумасшедшие, самый большой вызов за долгое время – понять, что машина реально хочет. Но мы кое-что обнаружили в конце третьей практики, я продолжил двигаться в том направлении – и это принесло дивиденты. Настройки открыли нужный потенциал. Машина чувствовалась диаметрально разной – как ночь и день».

«Я проигрывал в каждом повороте, – описал неудачу Боттас. – Если бы атаковал активнее – оказался бы в стене. Странно. Таков предел. Что-то пошло не так».

Кажется, на командных брифингах в «Мерседесе» инженеры слушают только Хэмилтона.

Фото: twitter.com/AlbertFabrega; REUTERS/Maxim Shemetov



Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ