Приманка для молодых талантов. Первый тест-драйв родстера «Крым»

0
50

Обжегшись на «Марусях» и «Ё-мобилях», публика уже не верит в очередной автомобильный стартап из России. Мы разобрались, что же такое проект «Крым», как идут работы над автомобилем и каковы его реальные перспективы

Хотите сразу и честно? За время съемки я накатал на этом родстере сотни полторы километров, и он мне искренне понравился. Не как ходовой макет, который после бесчисленных «вот тут доработаем», «вот это переделаем» и «здесь вообще все будет по-другому» может быть когда-нибудь превратится в автомобиль. В базовых своих качествах «Крым» хорош уже сейчас.

За руль, конечно, садишься с таким количеством скепсиса, что тесный салон трещит по швам. А как иначе? Ведь это лишь второй по счету ходовой прототип, собранный вручную какими-то там студентами, и уже заявлено, что конструкция следующей версии будет радикально пересмотрена — до полной неузнаваемости. При таких вводных ожидаешь, что если машина в принципе куда-то поедет, это уже неплохо, а если не сломается в течение дня — можно открывать шампанское.

Но уже стемнело, а мне не хочется вылезать из-за руля. Я готов и дальше давить акселератор, радуясь ясному отклику 140-сильного мотора: до чего же лихо он разгоняет эту 800-килограммовую синюю кроху! В правой руке тугой и четкий рычаг пятиступенчатой «механики», за ухом азартный рокот с хрипотцой, а под задницей — плотное и удивительно гармоничное шасси, не пугающее даже на снежно-ледяном безобразии, которое сегодня досталось нам вместо дороги. 

Плотная, но энергоемкая работа подвесок логична: да, здесь другие пружины и амортизаторы, сильно пересмотрена геометрия, но по сути это стандартные элементы от Kalina/Granta, в которых на генетическом уровне заложена стойкость к нашему рельефу. Но ведь и кузов собственной конструкции, основанный на стальной пространственной раме, держится молодцом — никакой расхлябанности, никаких паразитных вибраций. Конструкторы говорят, что жесткость на кручение близка к серийной «Весте» — для открытой машины, где съемная пластиковая крыша почти не несет силовой нагрузки, это прекрасный результат.

Мне нравятся озорные, легкие реакции в ответ на поворот руля. Нравится правильный среднемоторный баланс, когда даже на скользкой дороге «Крым» не пытается проплужить передними колесами мимо траектории. Нравится, как азартно он встает боком под добавление газа — и как понятно скользит, несмотря на свободный дифференциал на ведущей оси.

Многое и не нравится тоже. Невнятная обратная связь и размытый «ноль», доставшиеся родстеру вместе со стандартным калиновским рулевым управлением. Слишком мощные передние тормоза JBT, которые постоянно блокируются и рушат гармонию. Клаустрофобский салон и тесный педальный узел, в котором то и дело застревают зимние ботинки. Капающая на рукав микстура из соли, реагентов и ненависти дорожников к нам, автомобилистам. Да уж, щели в окнах могли бы быть и поменьше. Но это как раз мелкие и вполне решаемые проблемы.

«Крым» новой, третьей по счету версии уже придуман: у него будет заметно более просторный интерьер, совершенно другая силовая структура, а уж докапываться до качества сборки на этапе прототипирования и вовсе смешно — предсерийные образцы от крупных компаний порой изумляют и не такими косяками. И тут мы подходим к самому щепетильному вопросу: а будет она вообще, эта серия?

Прямо сейчас можно достоверно сказать только то, что работа в этом направлении ведется со всей серьезностью. Конструкцию родстера тщательно рассчитывают на компьютере — как в плане прочности и пассивной безопасности, так и в части аэродинамики, охлаждения и прочего. Уже проведен «живой» краш-тест передней части новой силовой структуры — для проверки соответствия вычислений реальным результатам. В конструкции рам третьего поколения стандартный квадратный металлический профиль во многом замещают коробчатые сварные структуры из стального листа — так, при правильном расчете, получается и прочнее, и легче. Плюс лазерная резка, высокоточная сварка и компьютерный контроль допусков — все по-взрослому.

Вдобавок «Крым» создается под сертификацию по всем правилам, с получением полноценного ОТТС — это значит, что у него будут и ЭРА-ГЛОНАСС, и системы безопасности от семейства Granta/Kalina, включая передние подушки и ABS. Создатели вообще стараются как можно меньше вмешиваться в стандартные агрегаты от «Лады»: например, просится сюда более короткая и острая рулевая рейка, но сделай такую — и придется отдельно ее сертифицировать, что автоматически усложнит процесс и поднимет цену.

А цена, признаться, выглядит невероятной: 700-750 тыс. руб. за готовую машину. И создатели уверены, что могут вписаться в этот бюджет, ведь по сути «Крым» — это перевернутая «Гранта»: рама и пластиковый кузов свои, компоновка среднемоторная и заднеприводная, но железо-то почти все тольяттинское. Подвески, тормоза, рулевое управление, большинство элементов салона, электрика, трансмиссия и мотор — все оттуда. Кстати, двигатель на серийной версии будет попроще: это у прототипа форсированный мотор от штучной Kalina NFR, а в производство должна отправиться машина со стандартным 106-сильным агрегатом ВАЗ-21127. Из которого, впрочем, народ давно научился извлекать дополнительную мощность.

Что же может пойти не так? Намного больше, чем хочется. Например, ценник сверстан исходя из того, что АвтоВАЗ согласится поставлять комплектующие по себестоимости — но пока в Тольятти не горят энтузиазмом на этот счет. И даже не от собственной жадности: зачем хозяевам из Renault-Nissan просто так поддерживать независимого российского производителя?

А еще непонятно, где эти родстеры делать, как сертифицировать производство, как налаживать дилерскую сеть, сервисное и гарантийное обслуживание… Это уже не говоря о том, что даже с сертификацией машины могут возникнуть проблемы. Точнее, их могут создать. В общем, темы щепетильные. Настолько, что ясных ответов нет даже у главы проекта «Крым» Дмитрия Онищенко — на секундочку, советника генерального директора НАМИ.

Он же, по совместительству, доктор технических наук, профессор кафедры «Поршневые двигатели» Бауманского института, директор программы «Формула Студент» — и человек, который уже больше десяти лет руководит небольшим КБ на базе той же «Бауманки». Это самостоятельный и вполне успешный бизнес: бюро выполняет инженерные заказы, разрабатывает и устанавливает комплекты спецоборудования для машин полиции и МЧС — имея с этого доход, который и вкладывает в разработку «Крыма».

Вы правильно поняли: проект полностью независимый, здесь нет правительственных дотаций или миллионов от очередного олигарха. А средства, потраченные на разработку и доводку машины, не будут учтены в финальной стоимости — еще и поэтому те самые 700 тысяч могут оказаться реальными. 

Третья фаза разработки пошла по совершенно новому сценарию: она выходит далеко за стены «Бауманки». 25 готовых рам будут отправлены в различные российские университеты, где уже местные коллективы студентов начнут искать свои подходы, предлагать собственные идеи дизайна, оформления салона, технической начинки. По задумке, эти разрозненные ячейки будут обмениваться информацией друг с другом, налаживать взаимодействие — и в перспективе сформируют что-то вроде большого децентрализованного КБ, которое сможет браться за по-настоящему большие проекты. А «Крым» — это просто вкусная приманка для молодых талантов. Ведь работать над стильным спорткаром, на котором ты сам можешь погонять, намного интереснее, чем над условным крылом от условного самолета.

Так что будь моя воля — переименовал бы эту машину в «Дао». Ведь путь здесь и есть цель: научиться разрабатывать машины, доводить их, переделывать, снова доводить, сертифицировать, готовить к производству, набивать в процессе миллион неожиданных шишек — и в итоге прийти к чему-то, о чем пока никто даже не догадывается.

Поэтому правдивый ответ на вопрос: «Что это за проект?» звучит так. Это способ заработка. В перспективе — денег, но сейчас — опыта, мозгов и компетенций, и точно не за наш с вами счет. А уж если у создателей получится дотащить до производства конкретно «Крым», лично я не прочь проголосовать за него рублем. Потому что он и правда хорош уже сейчас.



Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ